Модель Умида Мамазакирова: «Кроме температуры и кашля, появилась адская усталость — будто я занималась очень тяжелым физическим трудом»

53

История Умиды Мамазакировой — модели из Казани, вылечившейся от COVID-19 спустя 12 дней в инфекционной больнице

Модель Умида Мамазакирова: «Кроме температуры и кашля, появилась адская усталость — будто я занималась очень тяжелым физическим трудом»

В самом конце января я летала в Бишкек к родственникам, и после посадки в самолет вдруг вошли экипированные люди и начали измерять у всех температуру. На тот момент я, конечно, слышала о коронавирусе, но с конкретными мерами столкнулась впервые. Кстати, когда на обратном пути мы приземлились в Москве, никто ничего ни у кого не проверял. То же самое было, когда через пару недель я вернулась в Россию со съемок в Берлине, — в аэропорту все было спокойно. Потом началась пандемия в Италии, все дошло до Парижа, и знакомые модели каждый день рассказывали мне, как много там заболевших. Естественно, дома, в Казани, мы закупились масками, антисептиками, в соцсетях показывали, как в разных городах мира люди скупают в супермаркетах продукты, но в то, что это дойдет и до нас, мне не очень верилось.

Последние пару месяцев я занималась оформлением виз, поэтому за границу не ездила. 15 марта прилетела из Казани в Москву, чтобы сдать тест на туберкулез для рабочей визы в Англию. Отправилась в клинику, все сделала, у меня измерили температуру — никаких проблем не было. Потом отправилась на съемку, везде в маске и с санитайзером. Но на следующий день ужинала с друзьями на Патриках и почувствовала небольшую температуру.

Я очень редко болею, поэтому любые симптомы замечаю сразу. Там же нашла аптеку, купила градусник — показал 37 градусов. Честно говоря, большого значения этому не придала, но температура не спала и когда через несколько дней я вернулась домой. Решила устроить себе небольшой карантин, потому что даже банальная ОРВИ сейчас опасна.

А еще через два дня мне написали московские друзья, что у парня из нашей компании подтвердился COVID-19.

Модель Умида Мамазакирова: «Кроме температуры и кашля, появилась адская усталость — будто я занималась очень тяжелым физическим трудом»

Первой эмоцией была паника, потому что на тот момент я находилась в доме с мамой и младшей сестрой, была мысль, что, наверное, я теперь тоже могу умереть. Сразу позвонила на горячую линию Роспотребнадзора, рассказала, что контактировала с заболевшим, они обо всем в подробностях расспросили.

Моя мама, детский педиатр, советовала не говорить про температуру, чтобы меня ни в коем случае не забрали в инфекционную больницу. Все-таки диагноз еще не подтвержден, а там точно заразишься. Но я так волновались, что решила не врать.

За мной тут же приехала скорая и повезла в больницу сдавать тест. У меня взяли два мазка, кровь, предложили остаться там, но от госпитализации я отказалась, вернулась домой и постаралась настроить себя на позитив. Через два дня позвонил доктор и сказал, что лаборатория просит еще один тест, первые два показались им «подозрительными». На этот раз медицинская бригада приехал к нам — мы живем в частном доме, поэтому вся улица тут же переполошилась. Через два часа опять звонят: снова ничего не понятно, нужен еще один мазок. Я подумала, что надо мной издеваются, но делать нечего, опять приехали и взяли тест. Тем же вечером коронавирус подтвердился и меня забрали в инфекционную клинику.

Модель Умида Мамазакирова: «Кроме температуры и кашля, появилась адская усталость — будто я занималась очень тяжелым физическим трудом»

В больнице у меня сразу взяли уже пятый по счету тест и определили в палату. Сначала я была одна, потом перевели к другой девушке с примерно такими же симптомами. Мне прописали антивирусный «Афлюдол», капли в нос «Генферон» и полоскания горла «Хлоргексидином». Ежедневно почему-то именно в шесть утра медсестра измеряла температуру, давление, уровень кислорода в крови и осматривала горло. Собственно, это была вся лечебная рутина. После 11 часов обычно приходил врач, всегда спрашивал, есть ли у меня жалобы на состояние, а я всегда говорила, что у меня все очень хорошо, надеясь, что они отпустят меня домой.

На пятый раз он мне прямо сказал, что выписывать меня никто не собирается, и попросил передать маме, чтобы она прекратила так часто звонить и просить отправить меня на домашнее лечение.

Кроме температуры и кашля, появились боли в спине. Вообще, COVID-19 обеспечивает тебе адскую усталость — будто несколько дней подряд ты занимался очень тяжелым физическим трудом. И в условиях закрытой, полностью изолированной палаты все это переживается значительно тяжелее. Без шанса просто подышать свежим воздухом: вентиляция была перекрыта, работал дезар, который обеззараживал воздух, и бактерицидные лампы. Ручки на окнах были откручены, а со стороны улицы решетка, закрытая на огромный замок. Единственное, за что мы были благодарны, — душевая кабина.

В течение 12 дней, проведенных в больнице, у меня было много свободного времени, чтобы вычислить, где же поймала вирус, но я так и не поняла. Возможно, в одном из самолетов, возможно, в Москве. Где-то за пару дней до выписки впервые мой тест на коронавирус показал отрицательный результат, еще через два дня все повторилось. Вскоре пришла медсестра и приложила к толстому стеклу в двери палаты записку, в ней было сказано, что я могу собираться. Впереди меня ждали 10 дней домашнего карантина и еще один отрицательный тест.

Конечно, модельный бизнес пострадал от коронавируса не меньше других. Я должна была улетать на два месяца в Сидней, уже были готовы контракт с местным агентством и австралийская виза, за которую, кстати, я заплатила 500 долларов. Но эпидемия приобрела такой масштаб, что за пару дней до вылета мне позвонили и сказали, что лететь куда-то сейчас просто нет смысла. То же самое произошло с работой в Лондоне.

В данный момент все агентства в мире закрыты и мой агент, живущий в Германии, сама ничего не знает — все зависит от ситуации с пандемией и решений властей.

Пока «каникулы» были до 30 апреля, мы с подругами планировали снять дом в Сочи или в Крыму и на время перебраться туда, но в итоге в моих планах на май и лето значатся только книги, спорт и изучение английского языка. Репетитора по скайпу я уже нашла.

Модель Умида Мамазакирова: «Кроме температуры и кашля, появилась адская усталость — будто я занималась очень тяжелым физическим трудом»

Источник